Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Чёрные брови и белобрысый хвостик

За партой я сидел с Людой Лазовской.  Жила она в соседнем доме. Мы даже дружили в третьем классе, а потом с ней дружить было сложно, девочки ведь развиваются быстрее.   Мама у нее была похожа на немку, потому что была переводчицей и родом была откуда то из Латвии. Папа был похож на Дина Рида. У него была такая же ослепительная и непривычная для советской жизни улыбка, и так себе шевелюра. 

Я не понимал почему Людка со мной всегда говорила противным голосом полным презрения. Я ее голос мог копировать один в один, так же легко как Руслановой "Валенки" или Утёсова "Одессит Мишка". У меня с дикцией и артистизмом было всё хорошо, но об этом дальше.

По русскому у нас была училка Фаина Исаковна и она всегда хвалила Лазовскую за сочинения- в классе она была лучшая.  А я не раз видел как она их писала. Про "Горе от ума" дома накатала ажно 6 страниц, и сейчас на переменке сидит и катает, всё ей мало. Уже тетрадка заканчивается, так она на зелёную обложку переходит.
А Фаина Исаковна, так та просто таяла от Людкиных продолжительных финалов. И на мои с детства черные брови не обращала никакого внимания, ей больше нравился Людкин белобрысый хвостик.

Но Фаина Исаковна ушла на пенсию и пришла Чернякова. Она была молода и полна сил до того, что объясняя новую тему ритмично вбивала ее ребром ладони в доску. Кто-то даже поспорил что к концу года она эту доску проломит. Один мальчик так Карате тренировался, набивал руку.

Людка фавориткой быть перестала,  и я финал писать так и не научился.

Но как то произошел казус, надо было учить Тёркина наизусть.
Позвали меня к доске рассказывать про переправу.
Первую строку я договорил:
"Пе-ре-пра-ва, Пе-ре-пра-ва, бе-рег левый, бе-рег правый..."
И всё! Учить как оказалось дальше не нужно было.
Весь класс уже на втором слове был под партами от смеха.
Так я начинал раз пять, и на бис. Ни строчки дальше.
Мне было приятно что я всех рассмешил но почему они смеялись так и не понял.
Я изо всех сил старался читать с выражением, и даже разводил руками в лево и право, показывая берега.
Читать наизусть Чернякова меня никогда больше не вызывала, боялась еще одного сорванного урока. Сейчас она старенькая и встречая мою маму на улице до сих пор вспоминает ту еще переправу.

С тех пор меня мучает вопрос, что же лучше- писать хорошо сочинения или читать с выражением?

Монтиселло

Пьем водку долго, обезображенность интеллектом средней степени,
- Игорек, так вы в Живой Журнал пишете?
Миша принес с собой водку Белуга, а еще жену и дочь .

- А что лучше Белуга или Немирофф?
Это Дима, большой поклонник и водки и Немирофф. Наверное у него акции или что-то.
Леди Гага тоже прогнулась под product placement. 

Миша всех называет Димуля, Игорёшка, Гришуня.
- А я знаете только родился в Черновцах, а так вся жизнь прошла в гастролях с искусствомм!
Звукорежисер после Ленинградского Института Инженеров Кино.

Очередной тост - Как хорошо что все мы здесь...
Шестидесятники, Пятидесятники, дети застоя и их родители. 
Попытка угона самолета Кузнецовым, начало отьездов. 
Подростки перестройки и внуки нулевых.
Маша жалуется что опоздали на одну неделю чтобы получать поддержку эмигрантам.

Апстейт Нью Йорк, можно сказать что у черта на куличках.
Двадцать домиков, пионерский лагерь с родителями.
Дети счастливы, могут бегать на улице целый день, прямо как мы в советские 70-е.

Кругом ортодоксальные лагеря, пейсы, еврейцы, в чулках и с шляпами.
Когда смотришь вспоминается фильм о Вильне 30-х годов.

Свежий воздух, горы, басейн, полуразвалившиеся домики.
Кому красиво, кому скудно, но определенно полезно для здоровья.
 

Дед Максим

Пчела села деду на палец. Он ее бережно погладил, у меня по спине мурашки, пчелы его не кусают. Дед показывает мне пчелку и поясняет: 
- Смотри, кавказские пчелы шэранькия, они добрые и никогда тебя не укусят просто так. 
Я помню как посылкой в садке прислали матку с Кавказа.
- А если залезет под рубашку как та оса?
Месяц назад меня укусила оса, дядька до сих пор рассказывает как меня пополам переломило. 
- Если под рубашку залезет, поползает там, ей жарко станет и она сама себе выход найдет. - отвечает дед.
Дед ходит и все бубнит себе под нос "так, так, так" и я за ним, и тоже себе под нос "так, так, так", все как дед делаю. Только вот пчелу себе на палец посадить не отважусь.
Деда со всей семьей ссылали два раза. И каждый раз безуспешно. Первый раз в 28-ом сослали с соседями. Так где-то в Сибири, на полустанке через щель увидела соседка своего сына- комиссара. Тот их снял с паровоза, выправил документы и отправил обратно. Вернулись в родную деревню, а комитет бедноты уже поделил все между собой, и в доме школу открыли.
Двух немаулятак по дороге похоронили, двое старших остались.
Дед уехал на неделю и привез с собой кавказских пчел. 
- Подниматься с колен надо было. Всё начинать с начала.- дед вздыхает тяжело. -Когда гнали в Сибирь, услышал как двое с юга про пчел говорили. У кавказской хоботок самый длинный, она себя даже клевером может прокормить.
- А что наши? - спрашиваю я.
- Наших зовут Среднерусские, черные и злые. Так и норовят ужалить если с ними не церемонишься. И еще ленивые, поздно вылетают из улея и рано возвращаются.
- Так что не наши лучше? 
- Да, только зимы боятся.
Я смотрю в окно, перед домом словно холм. Все дети знают, что туда дед отправляет зимовать пчел. 
Дед поднялся быстро на пчелах и бабушка родила до войны еще сына и мою мать.
- Поднялись на ноги, дом отстроили, скотину прикупили, а тут опять ссылают. 
- Опять комитет бедноты?
- Нет, второй раз уже НКВД за то, что враги Советской власти. Кому то пчелы приглянулись. Так я ж их даже знаю, Демидовых батьки. Всех бы пчел погубили. Только не успели, война началась.
- И что потом? - что я там, малой, понимаю через слово, но про войнушку интересно.
- Что потом? Потом расскажу. Надо соседей первым медом угостить.
Мы взяли короб, где каждому из соседей было по стаканчику первогона и пошли обходить деревню.