Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

А бисэлэ Рашен

2004, Ньютон, штат Массачусетс

Был вечер, я очень спешил на встречу,  нужно было запарковаться^,  не было квотеров для счетчика.  Единственный способ получить их в это время, это что то купить в кофе "шопе", таком например как Данкин Донатс. Забегаю и прошу кофе за доллар двадцать пять. 
Как правило в Бостоне там работают одни бразильцы.
- Are you rushing? - спрашивает меня смуглая девочка с сильным португальским акцентом. (дословно : вы спешите?)
- Yes I'm in a rush! - отвечаю ей. (дословно : да, я в спешке!)
- No, I'm asking if you are rushing?
- And yes, - отвечаю я, - I'm rushing! - у девочки явно проблемы с английским.
- No, - не унимается девочка, - I'm asking if you are from Russia?
Я чувствую себя полным болваном.
- I'm not from Russia, I'm from Belarus'.
- That's what I'm saying, you look Russian, Belarus' is near by Russia, isn't it? And you speak Russian, right?
- Yes, I speak Russian and I'm rushing! - я ставлю точки над i. (дословно : я говорю по русски и я в спешке)
- I thought so! - отвечает она мне (дословно : я так и думала).
- And where are you from, and what language do you speak? - спрашиваю её я.
- I'm from Brazil and I speak Portuguese.
- So how did you figure out that I'm from Russia? - спрашиваю её я (дословно : как ты вычислила что я из России?)
- Because you look like Russian president! - отвечает она мне. (дословно : вы выглядите как российский президент)
Я не успел ни опешить, ни ответить, потому что сзади послышалось на чисто русском:
- Молодой человек, вы долго будете шашни распускать? 
- Вы же спешили! 
- Бекицер, молодой человек!
И словно ты не в Бостоне, а где нибудь в Одессе.
И вместо Путина - Горбачёв, но на него я точно не похож, если только на его министра Козырева а бисэлэ.

Курилки картонные

Продлёнка уже подходила к концу как ко мне подходит Светка и говорит что завтра самый раз пойти в траншеи. Они с Игорем Бахаревым туда уже ходили не раз и рассказывали наперебой как пекли картошку на костре и даже курили! 
Надо только подготовиться. 

Из школы мы вышли в шесть вечера и прямиком за микрорайон. Там заросшие траншеи еще с войны, укромное местечко. Я нёс картошку, Светка - сало, Бахарев был ответственным за костер. 
Они жили через дорогу, как раз на окраине и знали всё вокруг. Траншеи еще остались от обороны Могилева. Впереди с обрыва открывалась потрясающая панорама - пойма Днепра, мост, и где-то там за лесом в дали Полыковичи.

Пока я лазил вокруг, Бахарев развёл костёр. А Светка наколола ломтики сала на рогатины чтобы жарить на костре.  Картошку из моей сменки уже закопали в появившиеся угли. Бахарев учился в "А" и был мой ровесник, но Гогочкой его нельзя было назвать даже в шутку.

Наконец пришел черёд траве. Найдя какую-то особенную соломинку под ногами Бахарев её уже задымил и Светка за ним. Я смотрел на них со смешанным чувством, боязни и зависти. Сейчас стану взрослым, как папа и индейцы!

Наконец Бахарев подаёт мне зажженную соломинку и поучает: 
- Прижми губами и втягивай дым в себя.
Я затягиваюсь, пламя обжигает мне язык, становится нечем дышать. 
Кашель и слёзы, а к этому всему дым от костра, который в мою сторону. 
- Дурак, - кричит Бахарев, - что ж ты ее не притушил, она же огнём горит!
- Сам дурак! - кричу ему в ответ, через кашель - Ты мне сам не сказал, а теперь у меня язык горит. 
Язык болел так, что уже не хотелось ни картошки ни шкварок. 
Пока дошёл домой было уже девять вечера. 
Мама дала хорошую взбучку,  и от ужина я вежливо отказался.

У Бахарева отец был военный и они потом куда-то переехали. 
А Светка работает в нашей школе учителем по физике.
Просил племянницу узнать курит их учительница или нет, но так и не дождался ответа.